botyaslonim (botyaslonim) wrote,
botyaslonim
botyaslonim

Category:

Путинский морг

Цирк с Грудининым – вишенка на торте из кирпичей, бетоны и арматуры. О мотивах можно спорить: к войне они готовятся, просто из ума выжили и делают детские ошибки или что-то иное. Но по форме, думаю, ни у кого разногласий нет. Если кратко: в России запрещена любая политика в любых её формах. Запрещено всё, что даже отдалённо может намекать на политику (местное самоуправление, например, или некоммерческие гражданские организации).

Путинский режим планомерно убивает сначала любую альтернативу (это где-то с момента "рокировочки" до 2014), а потом любые институты (по настоящее время).

Последним оплотом видимой легитимности, как и официальной возможности сделать что-то (а первого без второго не бывает, по-моему) являлись выборы. Но не все. Думские, наверное, были самыми конкурентными из всех: на президентских с приходом нашего Уникального Стратегического Преимущества допускали только литованых, на местных часто не хватало сил, ресурсов, чтобы противопоставить что-то спайке "едрос-прокурор-владелец завода".

Откровенно хамски зачистили Мосгордуму, местный парламент в городе, который хоть что-то решает. Потом провели идиотские со всех точек зрения поправки в Конституцию, нелепо, позорно, с трёхдневным голосованием и текстом, которые сами фронтмены той кампании уже не в состоянии воспроизвести.

Теперь полностью стерилизуют Думу. Раньше ходила такая присказка: мол, Дума ничего не решает, депутаты - просто клоуны. В том смысле, что ЕдРо всё равно возьмёт большинство, даже не обязательно конституционное: с помощью торгов с остальными тремя отделениями АП Президента РФ всегда можно провести любой закон (что и было неоднократно продемонстрировано).

Но нет. Было принято решение не допустить до этого "клоунского" мандата практически никого, кто может сказать слово поперёк. О каком-то реальном влиянии на законотворчество речи давно нет: это просто кажется фантастикой, привозными сказками из мест, где женятся мужики и пьют баварское. Но даже речей с думской трибуны быть не должно. Никаких шеиных, обличающих пенсионную реформу. Никакого гула из зала, когда Моль что-то лопочет про советские галоши. Должно быть тихо, как в морге.

Грудинин, так неожиданно выстреливший в авторитет Нашего Всего в 2018, тут скорее случайный человек, знак неудавшихся, но очень чаемых перемен. Он не настоящий политик, тем более не глава оформившегося движения. Он просто фигура, на которую возлагают надежды. Причём не только матёрые оппозиционеры, социалисты и сталинисты: знаю людей из ядерного путинского электората, которым после подъёма 2014–15 гг. до белого каления разонравилась политика следующих лет с планомерным обнищанием населения и дальнейшим растаскиванием страны под разговоры о Победе.

Грудинин – это собирательный образ, запрос на тот самый пресловутый "левый поворот", на социал-демократию, которая является самой популярной (судя по опросам), самой желаемой формой государственного устройства. Наш нынешний либерал-чекизм, ультраправая форма правления отстающей страной в интересах 100 тысяч высших семей с активами на Западе, закономерно считает этот низовой запрос прямой угрозой себе. Гораздо более сильной, чем радикальные формы политики, вроде коммунистов, анархистов, откровенных фашистов и так далее: потому что приход социал-демократии прямо сейчас, безо всякой подготовки, примет честное, абсолютное большинство населения России.

Что будет дальше, после этих выборов, которые есть даже не выборы, а непонятно что - попытка легитимизировать то, что уже никогда не будет легитимно? сделать вид, что всё нормально? – не знает никто. Кремлёвские старцы заложили очень много бомб под текущую российскую государственность: попытка править как при Александре III во времена запусков стай спутников с интернетом и генной инженерии – это даже не грустно. Это просто ужасно.

В скором мировом катаклизме, который, очевидно, назрел, Россия выбрала сторону слабой, заведомо проигравшей державы. И поделать с этим пока ничего нельзя. Значит, снова скоро актуален будет Владимир Ильич Ленин – уже не как философ и публицист, а как гениальный политический тактик и вождь. Дух его уже незримо летает по переулкам Бульварного кольца. Некоторые клерки из Правительства, говорят, даже слышали жаркими московскими ночами далёкое эхо: "Наденька, разбудите товайища Дзейжинского!"

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments